воскресенье, 20 июня 2010 г.

Странный Город на Купалу

Волхвы расступились. Похоже она была богиней в городе, и к тому же еще и жрицей, почему-то. Может и следовало бы удивиться, но он лишь глупо улыбался: «подумаешь богиня города, в ней есть что-то от всей вселенной, никак не меньше, другая бы так не привлекала. Меж тем, все как-то вдруг стало походить на какой-то серьезный ритуал, ритуал посвящения. Или венчания? Вот уж, млин, куда заводят love dreams!

- Ты все еще можешь уйти, можешь любить других женщин. Но знай, только со Мной сумеешь научиться использовать силу энергии хромосом! Это место особое, эти предгорья – сила кундалини, а наш прекрасный город может стать твоим... – вещала (немного пафосно, но все-же с любовью) ставшая вдруг богиней его юная подружка.
- Ты станешь вместе с Ней над нами, а мы тут не кабы кто! - тоном пафосного зомби-карьериста выдала величественная тетка из её свиты.

Он кивал в ответ, поддакивал и вообще пытался вести себя соответственно серьезности момента и действа, но не очень-то получалось. Ни тебе неофитского трепета посвящаемого, ни восторга от счастья писающегося мальчика-влюбленного, ни на тебе надмирной мудрости просветленного. Ноль эмоций на фоне молодого побега зарождающейся любви – согласитесь, довольно странно! Но и так бывает, с ним по крайней мере. Как будто его самого здесь нет. Точнее, его присутствие - не более чем лишь чья-то (чья-чья, Его же!) тень, наблюдающая? Наверное.

Пока он так глупо себя самоощущал, она закончила чистить какое-то тонкое его тело у него над головой, осушила чашу с каким-то сомнительным вином и пошла прочь, бросив утомленно: «Теперь придется выводить из себя твои тяжкие металлы…». Он хотел было предложить помощь в выборе подобающих для этого качественных вин, алхимических напитков и действ, но не успел…
- Здесь чужак засланный, гнать его вон в изгои! – провыла какая-то стареющая ведунья и направила дулом в сторону его лба перст подернутый морщинистостью.
- Кто? Я? – недоуменно равнодушно пискнул он.

Но помощники жрицы, уже завязали ему глаза и повели вон, как куклу кукловоды. Он и не думал сопротивляться.
- Гляди-ка, а он совсем не напряжен, разве что немного в запястьях, - сказал один из волхвов.
Он усмехнулся про себя:
- А, это должно быть типа испытание, мать их, детишки серьезности, что с них возьмешь. Вот, сплин, эти вычурные спектакли. Если бы разозлиться что-ли, ка-а-а-ак двинул бы пенделя просветляющего, даже ногу не пожалел бы сломать об их важные задницы, честное слово! Ага, дабы не повадно было хренями занудными детсадовскими маять, смех один да и только. Если бы мог смеяться. Чувствую себя как глупая бесчувственная человеческая кукла, познавшая с издревле каждой частицей своей древней пластиковой кожи тезис «все суета сует и томление духа», мыслю немного, и ладно… Впрочем, в чужой монастырь (особенно ежели стены красивы) со своим генпланом не гоже соваться, так наверное?

Прогулка вслепую вскоре закончилась. Вокруг праздно тусовались богемного вида красны девицы. По этому поводу сопровождавший его молодой волхв счел своим долгом изречь поучительные «увлекательные» наставления о сексуальном регламенте.
Он вежливо оборвал молодого жреца:
- Слушай, а может, ты все-же отведешь меня обратно, а?
- Обратно? Хочешь к Ней? Нет, и не думай даже.
- Ладно, но я все-же пойду.
- Ну-ну, даже если чудом найдешь то место, ты там ничего не найдешь.

Он шел, мимо проплывали стада кобылиц и пастушек пасущихся в парках, довольно мирно пытавшихся преградить путь.

- О, какая киса! – девочка протянула ручку погладить ношу в его руке.
- Не гладь ее, она мертвая. – остановил ее он.
- Ой и правда! – огорчилась она.
Вдруг какой-то задрипанный кот выскочил откуда-то, с явным намерением выхватить тушку кошки, с очень подозрительным оскалом, должно быть собирался её сожрать. Кот-каннибал, наверное.
- Ну уж нет, лучше я снесу ее в горы склевать птицам, душа ее воспарит, может крылатая кошка получится, - сказал он не то девочке, не то коту каннибалу. А про себя подумалось: «Вот ведь незадача, зашёл в этот странный город с девушкой, остался с трупом кошки, ятидреный хряп!»

Он постучал в знакомую дверь, дверь открылась, но за ней оказались чужие...

Бредя мимо не то лавок, не то алтарей, он ненароком зацепил полой накидки какую-то полку. Многочисленные идолы с шумом посыпались на мостовую. Он неловко извинился перед не то продавцом, не то жрецом, не то перед упавшими идолами.
- Гляди-ка, он весь на эго! – шушукнул кто-то за его спиной.
- А сами то, сами? – молча отметил он…

Избороздив город из конца в край в поисках, он набрел на то место. Было пусто. И ни следа от Неё… Все изменилось. За углом оказалось летнее кафе, за столиками которого развалили свои нелегкие тушки в тронах-качалках какие-то VIP дяди. Он почувствовал на себе их заинтересованные взгляды. Но сильные града сего походу явно походили на пресловутых сильных мира сего: скорее «живые» воплощения «маятников», а не душеносители, чем не выгодно отличались даже от тех же волхвов и большинства рядовых обитателей. У тех хоть душа красиво отражалась на фоне занудств нравоучений и регламента жизни.
- Эээ, все с вами ясно, my dear, матрица имеет и этот сказочный град… И меня тоже? Нет уж, пойдем-ка домой, а? – невесело вздохнул он и побрел прочь.

У самой заходной границы он обернулся. Кинуть последний взгляд на странный город забравший Её.
- Вряд ли вернусь сюда снова... – усмехнулся он, подумав о себе как о последнейшем из лузеров любви и вообще… Вокруг было совершенно безлюдно, можно было не стыдясь ни кого ни себя вволю дать волю индульгированию и расстроенным чувствам. Но и то и другое ему не слишком понравилось, он прислушался к странному стуку чего-то внутри об ребра и спросил стучащего с долей иронии но со смутной уверенностью быть Услышанным:
- Кто там? Может это ты моя душа? Надеюсь ты не маньяк любитель страданий, коль так заходи. Мне это все снится? А если так - кто из нас здесь спит?

И Он пожелал проснуться…

- В конце-концов, я так и не понял, сплю я или где?! Впрочем так ли это важно!? Ну даже если и сплю, это мой сон! А раз так, все в нем будет по Моему. А дабы было не бузой типа «по моему», а по настоящему по Моему – настала самая пора присесть в лотос, медитацца и растаможить Дух Занирванья! – помыслил-вознамерился-решился… Он.
(Метареальная правдивая история. (с)Али Santya и внутренний Смотритель.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий